«IT-рынок нуждается в двадцати тысячах новых специалистов», — интервью главы Luxoft Виталия Кармазинского

  • 22 марта, 10:16
  • 3606
  • 0

Интервью главы «Luxoft Украина» о том, как найти работу и перспективах отрасли.

Быть программистом уже давно стало мечтой миллионов украинцев, а фраза «войти в IT» — народной. Особенно во время карантина и нового локдауна, когда многие думают о том, чтобы найти новую работу и зарабатывать из дома.

О том, какие возможности открываются в IT-отрасли, зарплатах программистов, возможности удаленной работы, замене ФОПов на GIGов и влиянии пандемии на самые инновационные компании страны  рассказал Виталий Кармазинский, управляющий директор «Luxoft Украина» — одного из крупнейших IT-экспортеров, работающих для заказчиков по всему миру.

- Как изменилась работа IT-индустрии за год карантина?

- Что касается компаний, то главное — это переход на удаленную работу. Раньше все думали, что вне офиса люди будут работать неэффективно, а клиенты этого не поймут. А коронавирус нас научил тому, что при определенном уровне организации люди могут работать эффективно даже удаленно.

Сейчас у нас большинство специалистов работают в смешанном режиме — преимущественно из дома, но если нужно, можно прийти в офис. Есть также полностью «виртуальные» специалисты, которые очень редко бывают в офисе. Так, например, сейчас работают наши коллеги из городов, где нет наших филиалов.

Виталий Кармазинский, управляющий директор «Luxoft Украина»
- А как вы поддерживаете включенность людей в процессы? 

- Для этого наш HR-отдел разрабатывает множество мероприятий, которые, в частности, позволяют немного переключиться с работы на что-то иное, узнать что-то новое.

Например, несколько раз в неделю у нас проходят бесплатные онлайн-занятия по йоге, которые проводит преподаватель из Индии. Для детей организуем занятия по логике, дизайну и даже блогингу.

Время от времени кто-то из коллег делится своими интересными увлечениями. Например, на днях один наш программный менеджер рассказывал о виски. У него об этом есть даже свой канал на YouTube.

- Это чтобы поддерживать корпоративный дух. А как насчет включенности в работу. Как вы контролируете, чтобы люди не бездельничали?

- Если говорить о контроле выполненной работы, то с этим всегда было достаточно строго и в этом плане, пожалуй, особо ничего не изменилось. Все практики проектного менеджмента, которыми пользовались раньше, мы адаптируем под режим онлайн.

А вот насчет того, чтобы люди чувствовали, что они являются частью одной компании и команды, то с этим, конечно, стало сложнее. Этот дополнительный груз ложится на плечи наших менеджеров. Если раньше можно было собраться в офисе на совещание, а потом договорить в «курилке», то сейчас надо больше тратить времени на общение онлайн.

- А утром, когда на совещание собираются онлайн, экраны все включают?

- Включаться с видео желательно, но не обязательно.

- А бывают такие случаи, когда человек благодаря удаленной работе работает не только на вас, но и еще на кого-то?

- У нас был один такой случай. Специалист пришел к нам, но не уволился с предыдущего места работы. Когда мы это выяснили, то были вынуждены с ним попрощаться, ведь у нас очень серьезные обязательства перед клиентами относительно безопасности данных и интеллектуальной собственности.

- Как из-за карантина изменилась ситуация с вакансиями в IT-компаниях?

- В начале коронакризиса был спад. Поскольку некоторые клиенты — туристические и гостиничные компании, авиаперевозчики — очень пострадали. А еще добавился кризис с энергоносителями, который привел к сокращениям в этой сфере. Поэтому поначалу и у нас уменьшилось количество заказов. Мы начали переводить людей на другие проекты, чтобы сохранить таланты. Количество вакансий уменьшилось. В других компаниях было то же самое — об этом мне рассказывали их руководители.

Восстановление у нас началось где-то осенью прошлого года. К тому же довольно стремительное. Кажется, клиенты уже привыкли к кризису и начали реинвестировать сбережения в трансформацию. И количество заказов стало нарастать как лавина.

- Каковы результаты работы вашей компании?

- Я считаю, что мы хорошо прошли кризисный период. Мы восполнили то, что у нас было в начале кризиса, и пошли дальше. Поэтому в нашей компании сейчас примерно 560 вакансий. А весь рынок нуждается примерно в 20 тысячах новых специалистов. Это больше, чем было до кризиса.

- Luxoft пошел набирать народ?

- Да. Мы начали это делать чуть позже, чем, например, EPAM и Softserve. Это, видимо, связано с портфелем клиентов. Но мы догоняем. Появились новые заказчики из финансового и автомобильного сектора, в частности из Азии. Кроме того, к нам начали приходить клиенты от нашей материнской компании.

Кризис преодолели не только мы. Все, с кем я общался, настроены оптимистично.

- И кого компании ищут сейчас?

- В основном это те же позиции, которые были и раньше. Большая их часть — это так называемые senior специалисты. Это связано с тем, что младших и специалистов среднего звена  еще можно найти или подготовить в компании. А senior должен иметь примерно 8 лет практического опыта работы в определенном направлении. Спрос на них растет, несмотря на то, что сейчас программисты не едут за границу. За senior специалистов сейчас идет серьезная борьба.

- Как коронакризис повлиял на заработные платы в отрасли?

- Рост заработных плат за последний год замедлился, но не прекратился, и с увеличением спроса будет стремительно расти и дальше.

- На рынке говорят: если Luxoft нужны специалисты, то они дадут зарплату 7-8 тысяч долларов и разогреют рынок. Готовы ли вы вмешаться в эту гонку?

- Да, запуская новые проекты, мы ищем лучших специалистов на рынке. Они обычно и являются самыми дорогими. Поэтому мы будем соревноваться за привлечение таких работников. Мы уже это делаем. Но есть еще один приятный момент: мы научились работать удаленно, и это дает нам возможность привлекать таланты со всех регионов страны.

Программисты в киевском офисе Luxoft Украина. Фото предоставлено пресс-службой

Кто может стать программистом

- Жители каких городов и населенных пунктов могут претендовать на работу в вашей компании?

- На некоторые проекты мы уже начали нанимать людей из разных регионов страны без обязательства переезжать в Киев. Не важно, в каком населенном пункте они живут. Если есть интернет 100 Мбт/с и знаешь английский, — работай.

Я слышал о том, что люди даже переезжали работать куда-то в деревню. Это замечательно, когда у тебя заработная плата киевская, а расходы, как в маленьком городке. Сейчас специалист, например из Мукачево, может претендовать на столичную заработную плату. И это должно выравнять заработки по всей стране.

- А на кого сейчас лучше учиться, чтобы найти работу в будущем?

- Сейчас нужны специалисты, умеющие программировать на Java, Python, C++ (языки, наиболее часто используемые в проектах автомобильной индустрии). Очень быстро увеличивается популярность профессий, связанных с анализом данных. Популярны также back-end разработка, создание веб-сайтов. Также будет популярной разработка облачных сервисов.

- Математика потребуется? Или сейчас все настолько автоматизируется, что достаточно будет лишь составлять какие-то большие блоки? Ведь сейчас говорят, что все автоматизировано и скоро можно будет составлять программы, как Lego.

- Я считаю, что она останется критической. Знаете, как говорят: высшее образование — это то, что осталось у вас после того, как вы забыли все, чему вас научили в университете.

Через десять лет мы уже не помним, как взять логарифм. Но наш мозг больше заточен на решение сложных задач. Поэтому высшее техническое образование и математика в будущем останутся важными для подготовки специалистов для отрасли.

- Но есть примеры того, когда люди, не имея высшего образования, достигали в IT замечательных результатов.

- Знаете, есть такое понятие «синдром того, что выжил». То есть если Билл Гейтс и Стив Джобс недоучились в университете, то это не значит, что их путь — это пример для достижения успеха.

- Просто многие думают так: зачем тратить время и изучать в университете какую-то гражданскую оборону и подобные дисциплины — лучше овладевать Python и C++.

- Думаю, все нужно делать параллельно. Когда я заканчивал магистратуру, то уже работал, а еще ходил на курсы английского. Я спал по 6-8 часов. Но это был прекрасный возраст, когда казалось, что все возможно.

- Люди старшего возраста, которым сейчас 45-50 лет, тоже думают о том, чтобы сменить профессию. Как вы посоветуете, как говорится, «войти в IT»? Это вообще возможно или если уж потерял время, то работай уборщиком?

- Я считаю, что это возможно, но, несомненно, сложнее. Я работал с людьми, которые еще при Советском Союзе работали в институтах кибернетики, которые программировали на Cobol и Fortran, а затем пытались овладеть Java, и это было очень тяжело. А это были кандидаты компьютерных наук. По моему мнению, причина в том, что человек 10% изучает в аудитории, 20% — по книгам и 70% — на практике. А практика — это постоянные пробы и ошибки, и с возрастом это делать труднее. Именно поэтому наши дети быстро изучают телефоны и другие гаджеты: что-то сделал, ошибся, подвисло, перезагрузил. А человек опытный полагается на свой опыт, старается не делать ошибок. Но без ошибок обучение занимает очень много времени.

- Понял, лучше не идти в IT.

- Необязательно. Если почитать сайт DOU, то именно сейчас пытаются найти специалистов из других отраслей, чтобы привлечь их в IT. Есть такие проекты, где важен профильный опыт. Если ты, например, геолог, да еще и немного научился программировать, то твоя экспертиза может стать хорошим подспорьем в проекте. Это будет как находка. Люди, которые имеют сильную экспертизу в одной из сфер и пришли в IT, всегда будут цениться в соответствующих проектах.

О работе через ФОПов и новые условия

- Давайте поговорим об отношениях с государством. Глава парламентского комитета Даниил Гетманцев был недоволен тем, что айтишники работают через ФОПов и платят мало налогов. Поэтому появилась идея Дія City. Что вы об этом думаете?

- Специфика отрасли в том, что почти 80% наших расходов — это заработные платы. Поэтому налоги на заработную плату очень сильно влияют на наших специалистов и на наш доход.

Идея Дія City заключается в том, чтобы предложить специальные условия для IT-компаний. Речь идет о так называемой GIG-экономике. Ставки налогов на заработную плату будут уменьшены. А с людьми будут подписываться так называемые GIG-контракты. Эта модель подходит для растущей экономики и является очень модной в Европе.

Главное здесь — контрактная форма найма работников. Я работал в американской компании. У нее половина сотрудников была в штате, а половина работала по контракту. Штатные сотрудники — это ядро команды, их удерживают на долгий срок. А контрактников привлекают по мере необходимости. За рубежом те, кто в штате, имеют больше социальных гарантий, но получают меньшую зарплату, чем те, кого привлекают по контракту. Контрактник понимает, что он получает больше, но если его услуги будут не нужны, то с ним попрощаются. С другой стороны, он может и сам довольно легко покинуть компанию.

Насколько я понимаю, у нас тоже хотят заменить ФОПов на GIGов.

- А зачем нам Дія Сity? Контракты вы можете и сами подписывать.

- Они хотят создать что-то похожее на парк высоких технологий, вроде того, что уже работает в Беларуси. Хотят, чтобы государство курировало развитие IT, чтобы через некоторое время выйти на определенные объемы роста отрасли.

- А для чего это Luxoft?

- Мы работаем в инновационной отрасли, и мы не против нового. Впрочем, я считаю, что IT сейчас не нуждается в шоковой терапии. Можно что-то улучшить, но я не знаю, есть ли сейчас какая-то другая индустрия в Украине, которая могла бы похвастаться 30% роста в обычный период и 20% — в карантинный. Я не вижу, как такие радикальные изменения могут помочь развитию индустрии именно сейчас.

- А вам нравится то, что есть сейчас?

- Эта система уже позволила индустрии получать, по последним подсчетам, более 5 млрд долларов от экспорта услуг. Это первое место среди всех экспортеров услуг. Это больше, чем нам дает транзит энергоносителей, и это 5% ВВП.

В индустрии работают 200 тысяч высококлассных специалистов. Есть также данные о том, что вокруг каждого занятого в IT создается 3,5 рабочего места. Мы не экспортируем никаких полезных ископаемых, а только заводим в страну валюту. И сейчас все страны стараются стимулировать эту отрасль, создавать специальные условия, освобождать от налогов и тому подобное.

- Но платите мало налогов.

- Здесь тоже не все так однозначно. Видимо, власти хотели бы, чтобы все платили чуть больше. Но на самом деле индустрия уже платит немало. А еще есть косвенные налоги. Большинство денег, которые мы заводим в страну, тратятся на заработные платы специалистов, которые эти деньги потом тратят. Если посчитать все поступления, которые с этим связаны, например НДС, то получится, что более 30% оборота попадает в виде налогов в госбюджет.

IT-отрасль нужна государству. Поэтому мы хотим, чтобы в Дія City были учтены наши требования. Во-первых, чтобы не вводилось жесткое государственное регулирование для системы, которая и так хорошо работает. Государственный регулятор нужен там, где есть естественная монополия, или в индустриях, которые нуждаются в реанимации. Во-вторых, мы хотим, чтобы нам сохранили контрактную форму работы со специалистами. Ведь именно это делает индустрию конкурентоспособной на мировых рынках.

А есть еще риски переходного периода. В законопроекте, который вводит новое понятие GIG-работников, всего восемь статей. А в Трудовом кодексе, который сформирован в 70-е годы прошлого века и который никто не отменял, — более 300 статей. И как они будут согласовываться, непонятно. Что-то мне подсказывает, что судья будет больше смотреть на кодекс, с которым он работает уже 50 лет, чем на 8 пунктов закона о Дія City.

- Так вы будете переходить на Дія City?

- Мы рассчитываем на то, что голос IT-отрасли будет услышан властью и мы будем выбирать между хорошим вариантом и еще лучшим.

- Каков ваш прогноз развития индустрии на этот год?

- Думаю, что мы как минимум должны вернуться к нашему обычному годовому темпу роста в 30%. И основной нашей проблемой будет вопрос, где взять специалистов.

Индустрия нуждается в 40 тысячах новых специалистов ежегодно, а университеты выпускают их примерно 16 тысяч. Поэтому у многих образованных людей будет возможность переходить из других профессий в IT. Например из банковской сферы.

Для того чтобы это происходило, нужно будет организовывать различные университеты, курсы. Целесообразно вообще трансформировать высшее образование. Крупные компании уже сотрудничают с вузами, чтобы приблизить их учебные программы к потребностям реального бизнеса.


Теги: работа luxoft
0 комментариев
Сортировка:
Добавить комментарий

IT Новости