Марианна Маццукато: «Истинный двигатель инноваций — государства и госинвестиции, а не Кремниевая долина»

  • 12 октября, 10:21
  • 220
  • 0

Считается, что наш мир меняют инновации, за которыми стоят гении. Это утверждение всячески поддерживается в Кремниевой долине, а пантеон героев-одиночек хорошо известен не только «золотому миллиарду», но и вообще всем, кто пользуется интернетом. 

Но если покопаться во всех без исключения историях технологических прорывов, то окажется, что все они были созданы на госинвестиции. Этот вывод сильно озадачил некоторое время назад Марианну Маццукато, основательницу и директора Института инноваций и общественной деятельности (IIPP), члена Комитета ООН по развитию, а также инициатора программы Horizon Europe, недавно принятой Евросоюзом.

Марианна Маццукато: «Истинный двигатель инноваций — государства и госинвестиции, а не Кремниевая долина»

Осознание того, что инновации рождаются не совсем так, как рассказывают пиарщики технологических компаний, пришло Маццукато в 2011 году, через три года после финансового кризиса 2008 года. В те годы она жила в Британии и наблюдала, как закрывались молодежные центры, общественные библиотеки, сокращался бюджет на здравоохранение, и как пагубно это влияло на самые незащищенные слои населения, пишет Wired UK.

Особенно возмущало Маццукато то, что меры сокращения господдержки преподносились как необходимость для повышения конкуренции и поддержки инноваций. В 2011 тогдашний премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон назвал госслужащих «врагами предпринимательства». По его мнению, в Евросоюзе нет своей Google или Facebook потому, что здесь нет того свободного рынка, который присущ Кремниевой долине.

«Впоследствии оказалось, что это не более чем пропагандистский миф — никакого свободного предпринимательства в Кремниевой долине нет и близко», — забегая наперед, говорит Маццукато, экономист по образованию.

Желание понять, действительно ли государство не играет никакой роли в технологическом развитии, подтолкнуло ее заняться проблематикой инноваций и индустрии высоких технологий. Основательно изучив тему, специалист узнала, что, например, развитие поискового алгоритма Google в самом начале его пути поддержал Национальный научный фонд США, а Tesla не могла привлечь инвестиций, пока не обратилась к Министерству энергетики и не получила от него финансовую помощь. Более того, все три компании, основанные Илоном Маском — Tesla, SolarCity и SpaceX — получили от государства почти $4,9 млрд в рамках тех или иных госпрограмм. Многие другие известные американские стартапы появились благодаря программе содействия инновационному бизнесу SBIR — а это тоже госденьги.

«Чем глубже я погружалась в проблематику, тем больше убеждалась в том, что госинвестиции были буквально везде. Причем эти вливания шли, как правило, не на какие-то конкретные исследования, а на поддержание самой жизнеспособности стартапов, то есть это сотрудничество носило стратегический характер и было крайне важно для молодых компаний», — говорит Маццукато.

Своим основным достижением она называет успешную препарацию одного из главных мифов Кремниевой долины — мифа об «айфоне». Для этого Маццукато проследила все технологии, которые были использованы для создания этого смартфона. Так, протокол HTTP был разработан британским ученым Тимом Беренсом-Ли и применялся в компьютерах ЦЕРНа. Интернет начинался как сеть Arpanet, финансируемая на средства Министерства обороны США для задач спутниковой коммуникации. То же ведомство стояло за созданием GPS в 70-х, равно как и технологии жесткого диска, микропроцессоров, карт памяти и ЖК-дисплеев. 

Siri — это результат проекта Стэнфордского исследовательского института по разработке виртуального помощника для военных, и проект этот развивался с самого начала на деньги Управления перспективных исследований Минобороны (DARPA). Сенсорный экран стал плодом исследований ученых из Университета Делавэра, финансируемых Национальным научным фондом и ЦРУ. Ну и так далее, продолжать можно очень-очень долго.

«Стива Джобса по праву называют гением за то, что он придумал и распространил такой прорывной продукт, но эта история создает миф о происхождении успеха Apple, — пишет Маццукато в своей книге „The Entrepreneurial State“. — Без огромных государственных вливаний, стоящих за революцией компьютеров и интернета, личные качества Джобса могли привести к появлению разве что новой игрушки».

Вместе с тем, добавляет экономист, миф о «компаниях-инноваторах» оказался выгоден частным компаниям, борющимся за снижение налогов и юридические послабления. При этом эти же компании своим поведением всячески опровергают то, за что они ратуют. Так, согласно совместному исследованию Маццукато и Билла Лазоника, в период с 2003 по 2013 годы фирмы из списка S&P 500 (с наибольшей капитализацией) направили более половины своих доходов на приобретение собственных акций с целью повышения оставшихся акций стоимости на бирже, а не на инвестиции в дальнейшие исследования. В частности, Pfizer потратила на это $139 млрд. Apple, которая никогда не делала такого при Джобсе, начала обратный выкуп в 2012 году и к 2018-му выкупила свои акции на сумму один триллион долларов.

По ее мнению, ситуация с инновациями вряд ли изменится в будущем, и решение глобальных проблем современности, вроде катастрофических климатических изменений, супербактерий или лечения деменции, по-прежнему будет лежать на плечах государств.

«История учит нас, что инновации — это результат значительных коллективных усилий — а не горстки белой молодежи из Калифорнии, — добавляет Маццукато. — И если мы хотим решить самые серьезные мировые проблемы, нам лучше это понять».

Марианна Маццукато: «Истинный двигатель инноваций — государства и госинвестиции, а не Кремниевая долина»

В качестве примера успешной госполитики Маццукато приводит американскую космическую программу Apollo, в рамках которой человек впервые ступил на поверхность Луны. Тогда на ее воплощение в жизнь США потратили около $26 млрд, которые пошли на финансирование около 300 различных проектов из самых разных сфер: от аэронавтики, пищевой и текстильной промышленностей до электротехники и медицины. По итогам программы на рынке появилось свыше 1800 новых продуктов, от сублимированной пищи до самолетных автопилотов, также она подтолкнула к зарождению индустрию интегральных микросхем, на тот момент еще не существовавшую. 

«Мы бы никогда не ступили на поверхность Луны, если бы программу Apollo чиновники стали рассматривать с точки зрения затрат и выгод», — подчеркивает эксперт.

В качестве гипотетического примера правильной инициативы Маццукато приводит миссию по очистке Мирового океана от пластиковых отходов к 2025 году, которая подразумевает вылов половины пластика, находящегося в океанах, уменьшение попадание нового пластика в океаны на 50%, развертывание робосборщиков для сбора пластикового мусора. Данная программа потребовала бы инвестиций в разработку альтернатив пластику, создание новых форм пищевой упаковки, создание технологических новаций, которые лягут в основу робосборщиков. А по наступлению 2025 года чиновники могли бы оценить успешность выполнения задачи.

«Если вы — чиновник, рассматривающий проект, предложенный к финансированию, и вы уверены в его перспективности и выполнимости — отложите его, в нем нет ничего инновационного», — резюмирует Маццукато.

Напоследок отметим, что в мае Европарламент одобрил предложенную Маццукато программу Horizon Europe. Были выбраны пять областей: адаптация к климатическим изменениям; борьба с раком; чистые океаны, моря, побережья и внутренние воды; климатически-нейтральные умные города; здоровая почва и пища. В каждой области будут работать 15 экспертов, которые выработают рекомендации по наполнению этих программ конкретными проектами. Очевидно, что основным инвестором их реализации должен будет стать бюджет Евросоюза.

Источник: hightech.plus


0 комментариев
Сортировка:
Добавить комментарий

IT Новости

Смотреть все