Сергей Петренко — основатель «Терминала 42» о коворкингах, непредсказуемости фрилансеров и запуске СМИ

  • 4 марта, 15:50
  • 3313
  • 0

Сергей Петренко давно известен миру IT. В 2006-м он запустил работу «Яндекс» в Украине, проработав восемь лет гендиректором компании. После предприниматель взялся за медиа-бизнес, развивая проекты Searchengines.ru и Anycoin.news. А последним детищем одессита стал крупнейший коворкинг в Южной Пальмире — «Терминал 42».

Делать прогнозы сложно

— Сергей, весной «Терминалу 42» исполнится 5 лет. За это время пространство стало популярным среди украинцев. Ранее Вы говорили, что срок окупаемости для такого бизнеса: 5-6 лет. Уже удалось отбить вложения?

— Сначала стоит разобраться с самим понятием «коворкинг», которое включает два разных направления. Один вид коворкингов — это условно большой современный офис, где пользователям предлагается не только аренда, но и дополнительные сервисы. Это могут быть переговорные, Wi-Fi, кофе и так далее. Примером таковых является WeWork, которых более 500 офисов в мире, Creative Spaces в Киеве или Spaces, открывшийся в киевском Доме профсоюзов. Создатели таких коворкингов рассчитывают в том числе на «длинных» арендаторов, которые заходят минимум на полгода.

Второй тип — более близкий к «Терминалу 42». Это пространство, которое заточено на комьюнити, на проведение мероприятий, хакатонов и т. д.

Здесь частые клиенты — это одиночки-фрилансеры, которые редко планируют свое присутствие на несколько лет или даже месяцев. Это две разные категории бизнеса. Первая — более понятная для планирования. Что касается второй, говоря о переменчивости фрилансеров, делать прогнозы по окупаемости сложно. Мы все эти годы балансируем. Иногда вообще вспоминаем, для чего начинали этот проект…

— Кто ваша основная аудитория?

— Это фрилансеры, компании с количеством работников до 10–15 человек и креативная индустрия: аккаунты, сейлы и прочие. Долгое время к нам приходили работать два кинорежиссера, они занимались краундсерфингом. И заодно снимали кино — некоторые сцены прямо в коворкинге. Было весело.

Фрилансер сам по себе

— Если фрилансеры — категория клиентов с особенным поведенческим фактором, отличается ли у вас подход в работе с ними?

— Самым первым клиентом «Терминала» оказался фрилансер, у которого на тот момент был двухмесячный ребенок. Парню просто надо было сбежать из дома. Фрилансеры к нам приходят, но да, у них есть особенности. У этой категории клиентов очень краткосрочные обязательства, и мы ничего с этим не можем сделать. Он пришел сегодня и завтра, а послезавтра не пришел — решил поработать дома или в кафе. Фрилансер сам по себе, у нас таких клиентов около сотни, и с каждым нужно коммуницировать. Получается совсем розничный бизнес. Западные коворкинги крайне редко работают по открытой схеме, они стараются продавать минимум абонемент на месяц. Принцип таков: есть комьюнити, в него можно зайти, и нечего уходить раньше времени.

Еще один вид клиентов — так называемые «цифровые кочевники» (digital nomads). Это иностранцы, которые приезжают в город. Один клиент колесил по побережью Черного моря, проживал по несколько месяцев в разных городах, работая в коворкингах Болгарии, Грузии, и в нашем. В какой-то момент начали появляться турки, сирийцы. Им удобно в коворкингах, не нужно искать офисы.

— Некоторые выбирают работать в кафе.

— Именно. Как-то мы задались этим вопросом. Часто то комьюнити, которое собирается в коворкинге, может оказаться отпугивающим для классического интроверта-фрилансера. Коворкинг — это общественное место, здесь нужно поздороваться, уточнить у соседей не занято ли место, спросить про свободную розетку. И это для некоторых может быть отпугивающим фактором. А в кафе взял кофе, и никто с тобой не разговаривает. Если в коворкинге человек обедает, то почти каждый проходящий пожелает ему приятного аппетита. В кафе можно есть молча!

Модное слово

— Работать дома могут не все. Где Вы проводите рабочее время?

— Раньше я работал из дому. Но в какой то момент понял, что на самом деле живу на работе. У меня в углу комнаты стоит компьютер, представим — я иду встречать гостей, и тут слышу звук входящего сообщения. Первая мысль: а вдруг пишет клиент, которому некуда миллион девать. И в этот момент я уже сам нахожусь на работе. У человека, работающего дома, должна быть особенная психика, это непростой вид занятости.

— Какое будущее коворкингов в Украине?

— Слово «коворкинг» стало модным словом. В Киеве открываются новые объекты, но в других городах пока сложно рассчитывать на экономическую состоятельность таких проектов. На сегодня они, к сожалению, не приносят золотых гор. Это направление может быть успешным, если на него будут активно обращать внимание девелоперы, занимающиеся офисной недвижимостью. Баланс должен состоять в том, чтобы, с одной стороны, клиенты были платежеспособными, с другой стороны — гости начали ценить сам формат коворкинга.

Для типичного клиента коворкинга важно гибкое использование ресурсов. Туда нужен качественный интернет в промышленных масштабах: две линии (у нас за 5 лет сеть ни разу не обрывалась под нагрузкой), кофе-машина за несколько тысяч долларов и профессиональный бариста. Также все упирается в собственные доходы потенциальных клиентов. Боюсь, что проникновение всего этого в регионы сейчас затруднительно.

Даже «Терминал 42», по сути, сложно назвать современным офисом, он больше является компромиссом. Зданию, в котором мы находимся, более 170 лет, расположение — в центре города, где нет нормальной парковки. Бывают сложности с бытовыми услугами — отключают воду, гаснет свет... Благо, что у здания есть генератор. Будущее коворкингов будет зависеть от общего развития рынка офисной недвижимости и градостроительной политики городов.

Десятки миллионов

— В мае этого года истекает срок блокировки интернет-ресурсов, в числе которых «Яндекс», Mail.ru, «ВКонтакте» и «Одноклассники», в отношении которых вводились санкции. Как Вы считаете, работу этих сервисов в Украине могут восстановить?

— Вполне возможно. Но если это случится, то процесс разблокировки ресурсов будет очень интересным, поскольку самой блокировки согласно законодательству Украины в общем-то не было. Вопрос блокировки доступа к ресурсам компаний должен был решать суд, однако выбрали ручной режим. Отдельный вопрос — блокировка активов. Знаю, на примере «Яндекса» — работу компании настолько быстро хотели остановить, что даже возникли проблемы с выплатами работникам выходного пособия. Я, кстати, до сих пор получаю письма с актами сверки, но сейчас такие документы даже некому выдать. С другой стороны, сама компания вряд ли будет спешить обратно на рынок, поскольку за прошедшие 3 года создался определенный негативный шлейф.

— Уход из Украины таких компаний наверняка отразился на экономике?

Уверен, что да. К моменту закрытия оборот только «Яндекса» в Украине составлял несколько десятков миллионов долларов в год. Еще в 2011 году сервис обслуживал около 10 тысяч рекламодателей ежемесячно. В основном это малый и средний бизнес, который пользовался контекстной рекламой. Компания регулярно входила в топ крупнейших налогоплательщиков, и приносила солидную пользу экономике. «Вконтакте» к тому моменту только начинали наращивать обороты, а Mail.ru закрыли офис еще в 2014 году — они не имели большого хозяйственного присутствия в Украине.

Хотели купить СМИ через два часа после запуска

— Параллельно Вы занимались медиа-бизнесом и создавали медиа-проекты.

— В 2000-м году мы запустили форум Searchengines.guru, но как динамическая страница он плохо индексировался. Решили писать статьи, которые люди находили бы через поисковики, и с них переходили на форум. В долгосрочной перспективе, правда, это не сработало ни разу, поскольку аудитория новостей и дискуссионного форума сильно отличается. Если суточная аудитория форума была 50 тысяч, а сайта десять, то перекрестный трафик между ними был всего около тысячи...

Далее, когда все говорили о криптовалютах, мы запустили специализированное издание Anycoin.news. Технология работы СМИ тогда уже была полностью отработана. Меня спрашивали: сложно ли делать новое издание? Я отвечал: совсем нет, сначала 18 лет работаете над одним СМИ, потом добавляете журналистов, темы и получается два издания! Любопытно, что через два часа после запуска Anycoin поступило первое предложение продать сайт. Я даже недельную статистику потенциальному покупателю не мог показать… Через пару лет оба издания я продал. Anycoin закрыли новые владельцы, когда утих хайп с криптовалютами, а Searchengines работает до сих пор. На сегодня моя коммуникация с комьюнити заключается в ведении личного канала в Телеграмм, сейчас там порядка 1800 подписчиков.

Квалификация фрилансеров растет

— Как в целом, на Ваш взгляд, в Украине развивается фриланс?

Главная проблема фрилансера — это здоровье. Каждый раз, когда ждешь выполненную работу, слышишь, что он больной... А если серьезно, то фриланс будет развиваться хотя бы потому, что этот формат работы довольно молодой. К тому же удобно заказать разовую небольшую задачу, которая под силу одному человеку или, например, поиск исполнителей с редкими навыками.

Явным преимуществом является и разнообразие исполнителей, поскольку порог входа довольно низкий. А если исполнитель работает с 2-3 постоянными клиентами, наверное он уже не совсем фрилансер. Сотрудник, который получает регулярно новые заказы, может масштабироваться. Наши сервисные аутсорсеры — такие же фрилансеры, особенно если занимаются разовыми проектами. Казалось бы, человек один, а у него свита из десяти помощников. И это уже можно назвать агентством. Хорошо бы, чтобы из всего этого прорастало нечто большее. Американцы довольно быстро вырастают из фрилансеров в бизнес благодаря тиражированию и масштабированию своих идей. А индусы нет. Хотелось бы, чтобы мы пошли путем США.

— Согласно нашей статистике, за 2019 год количество фрилансеров выросло на 55%, а заказчиков — на треть.

Это отличный показатель, значит квалификация фрилансеров растет. Не стоит забывать, что если говорить про аутсорсинг, то Украина всегда была в пятерке ведущих стран по соседству с США, Индией и Россией. Не уверен, что это хорошо, поскольку сервисное программирование подобно торговле сырьем. Хорошо бы до продуктов дорасти. Но с точки зрения статистики — мы в лидерах!

Одно время я помогал проекту, который занимался рекрутингом разработчиков для западных клиентов. И те клиенты прекрасно понимали репутацию разработчиков из бывшего СНГ — это хороший бренд. Можно говорить про «Тетрис», победу на математических олимпиадах и вспомнить «страшных русских хакеров», а это тоже реклама. Довольно много украинцев по миру занимают солидные места в иерархии разработчиков, в качестве примеров: финансовый стартап — FinTech, который в Европе двигается выходцами из СНГ, в немецком банкинге N26 много украинских разработчиков. А в крупной японской компании Quoine, которая занимается криптобиржей Liquid, CTO — выпускник вуза из Каменского.

Можно смело говорить, что у Украины все хорошо с репутацией фриланса!

Источник: freelancehunt.com


0 комментариев
Сортировка:
Добавить комментарий

IT Новости

Смотреть все