Технологический гений София Моатти — о том, как стать лидером в своей сфере и устранять любые барьеры

  • 28 октября, 12:56
  • 2679
  • 0

Ведущая американская инвестор, которую называют «гением мобильных приложений», София-Шарлотта Моатти дала эксклюзивное интервью проекту Блестящие умы Стэнфорда и Креминевои долины.

В интервью инвестор поделилась секретами успеха в Кремниевой долине, а также рассказала о создании сильного технологического продукта и гендерном равенстве в сфере технологий.


ЭсСи Моатти (София-Шарлотта Моатти) является управляющим партнером венчурной компании из Кремниевой долины Mighty Capital, а также основательницей Products That Count — проекта, объединяющего крупнейшие сообщества продакт-менеджеров, лидеров и предпринимателей со всего мира.

Технологический гений София Моатти — о том, как стать лидером в своей сфере и устранять любые барьерыТехнологический гений София Моатти — о том, как стать лидером в своей сфере и устранять любые барьеры

Моатти также занималась разработкой продуктов для таких технологических гигантов, как Facebook, Nokia и Electronic Arts.

Сейчас она преподает в Высшей школе бизнеса в Стэнфордском университете, где получила степень магистра делового администрирования (MBA) и магистра наук по электротехнике.

— Давайте начнем с очень традиционного вопроса о Кремниевой долине. Поэтому чем лично является для вас Кремниевая долина? И что же в ней такого особенного?

— Когда я приехала сюда 17 лет назад (хотя на самом деле 19 лет назад), это была моя первая поездка — я прилетела из Парижа, где я выросла, приехала сюда и подумала: «О, это как Марс: здешние люди полностью отличаются от меня, я не имею ничего общего с ними. Итак, я здесь и я весело проведу это время, а потом уеду».

А потом, через несколько дней после моего возвращения, я подумала: «Опять приехать сюда — это именно то, чего я хочу». Через год я переехала сюда — и живу здесь и сейчас. Так что это, по моему мнению, полностью уникальное место на нашей планете, где ты можешь вполне переизобрести себя, определить свою собственную судьбу, свою реальность. Здесь, конечно, существуют правила (как и везде), но это очень открытое место.

— Значит открытость — это то слово, которым можно описать Кремниевую долину?

— Я действительно могу сказать, что это одно из таких слов. Это место с прогрессивным в очень-очень многих отношениях мышлением. Но, как это обычно бывает, во многих других отношениях мышление здесь отсталое. Как вы отмечали, мы говорим о женщинах в техносфере, о движении #MeToo — Кремниевая долина в этом смысле имеет чрезвычайно традиционные взгляды.

— Вы упомянули, что переехали сюда из Парижа — можете рассказать, как парижская девушка стала гением мобильных приложений в деловом центре города? Как мы видим, многие вас так называют.

 — Спасибо, это мило с вашей стороны. Когда я выросла, то стала инженером — меня вдохновил мой дедушка, который также был инженером. И я никогда на самом деле не думала о себе как о женщине, я просто была… знаете, талантливой в математике — так почему просто не заниматься тем, что мне хорошо удается?

Поэтому я стала одной из 12% женщин в инженерной отрасли, электротехнической сфере, но на самом деле я никогда не была хорошим инженером. И я очень рано поняла, что больше заинтересована в бизнесе, поэтому переехала сюда, чтобы получить степень магистра бизнес-администрирования в Стэнфордском университете. Это было большим моментом моей трансформации. В течение двух лет пребывания в этом кампусе я имела время на изучение, исследование, открытие для себя новой страны, а также на размышления о том, чем я хочу заниматься.

И потом, когда я закончила университет, я провела десяток лет, создавая продукты и компании. Я работала как на крупные компании, такие как Nokia и Electronic Arts, так и на малые, включая несколько собственных. После продажи своей последней компании я провела несколько лет в Facebook — это было очень интересное время. Уйдя с Facebook, я начала заниматься инвестированием. И, конечно, для инвестирования я выбрала направление [технологических] продуктов, исходя из собственного опыта предпринимателя. Я оставила Facebook, поскольку мне предложили написать книгу о том, что делает продукт превосходным.

И одновременно с тем, как я писала книгу, я поняла, что каждый… один из моих тогдашних коллег, который был руководителем разработки продукта, имел интересную точку зрения относительно того, что делает продукт превосходным, которой бы он мог поделиться. Это важный вопрос. Поэтому я начала сеть, которая за последние четыре-пять лет стала одним из крупнейших объединений продакт-менеджеров в мире. Около 200 тысяч продакт-менеджеров смотрят наши видео, слушают подкасты или читают статьи. Если кто-то из наших слушателей желает создавать замечательные продукты, я очень советую посетить наш сайт.

Но если коротко, много людей, которые занимаются разработкой продуктов, подходили ко мне и спрашивали: «ЭсСи, почему ты не инвестируешь в мою компанию?». Мы с партнерами имели очень большой поток деловых соглашений как венчурный фонд — Mighty Capital. И то, как мы пробовали заниматься венчурным инвестированием — это попытки переизобрести эту отрасль. Так что нас окрестили людьми, занимающимися венчурными инвестициями новым способом, поскольку мы значительно увеличили стоимость части компаний, предоставив им доступ к сети из 200 тысяч продакт-менеджеров. Поэтому здесь речь идет о чем-то гораздо больше, чем деньги.

Технологический гений София Моатти — о том, как стать лидером в своей сфере и устранять любые барьеры

— Вы приехали сюда много лет назад, но как бы вы описали, что сейчас происходит в Кремниевой долине? Какое у нее будущее и куда она направляется?

— Я думаю, с Кремниевой долиной связаны очень большие и уникальные вещи, и они никуда не уйдут в ближайшее время. Сюда сложно попасть, здесь сложно «выжить», но если вам это удалось, то вы получаете шанс создать что-то действительно ценное, поскольку вы имеете большую гибкость, настойчивость и амбиции. И именно поэтому Кремниевая долина все еще привлекает лучшие таланты, и это в ближайшее время никуда не денется.

Но также существуют много других городов, которые пытаются воспроизвести опыт Кремниевой долины, и прямо сейчас в связи с этим я смотрю в сторону Нью-Йорка. Я осознаю, что-то, что прямо сейчас происходит в Нью-Йорке, во многом то же самое, что происходило в Кремниевой долине 10 лет назад. Там присутствует сильная комбинация инноваций, инвестиций, замечательных университетов, энтузиазма и выдающегося, хотя и нетерпеливого, таланта.

И эта культура развивающегося экспериментирования имеет много положительных аспектов, и чуть меньше — отрицательных. Поэтому если вы спрашиваете, что будет происходить в Кремниевой долине в долгосрочной перспективе — я не думаю, что в ближайшее время все это куда-то уйдет. Думаю, ей просто, возможно, придется стать немного менее «распущенной».

— Давайте поговорим о технологических трендах. Какие ТОП-5 технологических трендов вы сейчас видите в Кремниевой долине как венчурный капиталист? И во что вы сейчас инвестируете?

— Я назову два, а не пять трендов. Я стараюсь концентрировать внимание на мобильной отрасли и геномике. Сейчас объясню. Итак, мобильная сфера — это практически все, что можно изобрести из полезных вещей, услуги с добавленной стоимостью. Костяком мобильной отрасли являются данные. Он состоит из данных, собираемых мобильными телефонами по всему вокруг нас: наши контакты, местонахождение, друзья, календарь, здоровье. К тому же все эти сервисы используют технологии искусственного интеллекта, big data т. п.

Услуги с добавленной стоимостью продолжают изобретаться: «вершиной айсберга» были Facebook, Airbnb и Uber, однако сейчас мы уже больше углубляемся в этом, распространяем это на предприятия — например, на области промышленной энергетики. Поэтому из сферы мобильных данных будет происходить очень большое количество инноваций.

И сейчас (это требует тех же сервисов) это можно применять в дополнение к другому набору данных — геномичном скелете данных, находящемся внутри нас. Это все то, что делает нас людьми. И вы применяете те же технологии, тот же искусственный интеллект, такую же big data; то, что вы имеете в дополнение к этому скелету данных, и получаете совершенно новый набор услуг. Вот в какую сторону пока направлен мой взгляд.

— Так какие тогда потенциальные технологии будущего, которые появятся в течение следующих 10 лет, вы видите?

— В течение следующих 10 лет, в дополнение к мобильным технологиям (я сделаю небольшое отступление), которые все еще будут активно развиваться за это время, я вижу другое направление работы с данными, каков блокчейн. И мы недавно провели наши первые инвестиции в блокчейн, чтобы действительно попытаться понять, что там происходит, как это материализуется.

Благодаря блокчейну нам выпадает возможность действительно заново изобрести все технологии. Итак, мобильная отрасль является средой, реальной жизнью; геномика — это мы, люди; а блокчейн — это о изобретение технологий заново.

С Кремниевой долиной связаны очень большие и уникальные вещи, и они никуда не уйдут в ближайшее время

— Давайте поговорим о вас как о ведущем венчурном инвесторе. В моем понимании, чтобы ваш венчурный фонд рассматривал стартап для инвестирования, ему лучше находиться в Кремниевой долине — или хотя бы на территории США.

— Безусловно. Сегодня это Кремниевая долина, а начиная со следующего года мы вдобавок будем инвестировать в проекты из Нью-Йорка. Но вы правы — пока рассматриваем стартапы из США.

Технологический гений София Моатти — о том, как стать лидером в своей сфере и устранять любые барьеры

— А почему вы не смотрите на другие локации?

— Из-за того, о чем мы уже говорили ранее: сюда действительно сложно попасть, выжить здесь, создать компанию, выстроить жизнь, переизобрести себя. И если вам это удалось, тогда вы с большей вероятностью будете успешным. Это означает, что вы более амбициозны и гибки как человек, как работник, как основатель стартапа.

В дополнение к этому вам будет проще зарабатывать деньги, если вы сможете «вписать» себя в Кремниевую долину, в отличии от случая, когда вы приходите из другого места и пытаетесь найти инвестиции или в вашем городе, или в Кремниевой долине. Поэтому как только вы определитесь с направлением, вашей компании станет легче жить.

— Давайте вернемся к вашей деятельности — «создание мобильных продуктов, которые любят люди». Как вам это удается, что у вас за «секретный соус», из-за которого вас называют гением мобильных приложений? Это какая-то магия, или же это определенные алгоритмы? Есть какая-то «дорожка с картой»?

— Интересная вещь, которой я научилась, десятки лет разрабатывая продукты, мобильные продукты (но сейчас уже все мобильное, поэтому это почти оксюморон) — все наши технологии являются продолжением нас самих. Наши смартфоны, смарт-часы, смарт-очки, смарт-одежда — это продолжение нас самих.

Поэтому когда мы задаемся вопросом, что делает продукт (мобильный или бытовой) замечательным, мы должны подумать, — а что делает замечательным человека? Поскольку каким бы ни было продолжение человека — что ж, человек все равно остается. Итак, если задуматься о том, что существует не так много формул, которые бы описывали хорошего человека — если я вас спрошу, например, «Скажите мне, что такое хороший человек?» — я обнаружила такую вещь, что наиболее релевантным для этого (сейчас вы поймете, что речь идет о Калифорнии) является структура «ум-тело-дух».

Следовательно, знаете, глядя на это, можно сказать: «Окей, поэтому главным критерием для человека является тело. Мы все хотим хорошо выглядеть». Что же, мы ожидаем, что наши технологии также будут красивыми. Здесь речь идет о гораздо большем, чем просто красивые картинки, верно? Это об эффективности, о «вау-эффекте».

По составляющей духа — мы все хотим иметь наполнено смыслом жизни. Мы ожидаем, что наши технологии будут, в частности, персонализированными, не так ли? Но это желание идет в паре с уважением к нашей конфиденциальности. И напоследок — критерий ума (тело — дух — ум, помните?): мы все хотим учиться, расти как личности. Люди, которые слушают это интервью — все этого хотят. Поэтому мы ожидаем, что наши технологии тоже будут учиться, расти и адаптироваться вместе с нами.

Итак, если вы будете придерживаться этих трех правил, то сможете создать замечательный продукт — продукт, который будет хорошим на многих-многих уровнях; персонализированный, но уважающий вашу конфиденциальность, наполненный смыслом и обучающийся и растущий вместе с тем, как вы его используете.

— Давайте поговорим о мобильной революции, которую мы сейчас видим. Она повлияла на бизнес (и не только технологический). В чем заключается ее феномен?

Есть ли какой-то тест на то, переживет ли определенный бизнес мобильную революцию, который каждый может пройти? Или же бизнес может адаптироваться к ней, у вас есть какой-то совет?

— Я бы сказала, что если к этому времени ваш бизнес не стал мобильным, то вы на пути к тому, чтобы остаться за бортом. Пять лет назад уже была подобная большая дискуссия: Nokia, Kodak, Yahoo — если уж они провалились в переходе к мобильности, тогда о какой еще инновационной компании с ведущим мышлением, не претерпевшей в этом плане неудачи, мы можем говорить?

Расскажу вам историю с того времени, когда я работала в Facebook. Это было пять-шесть лет назад, когда Facebook стал публичной компанией — и вы можете вспомнить, что в новостях писали о том, что «Facebook погибнет», поскольку не становится мобильной компанией. Скажу вам как к тому времени человек изнутри — это было правдой. Facebook не был мобильной компанией, и желания стать ею он не имел. На самом деле, одним из основных кредо этой компании «Двигайся быстро, разрушай старое». И если вы лишаетесь каких-то фундаментальных вещей, мы все знаем, чем это заканчивается — человек перестает использовать мобильное приложение, оставляет плохой отзыв и, возможно, удаляет приложение со смартфона.

Технологический гений София Моатти — о том, как стать лидером в своей сфере и устранять любые барьеры

ЭсСи Моатти со своим мужем 

Это не так, как с вебсайтом, где на самом деле безразлично, если ты перестаешь им пользоваться — ты не можешь оставить отзыв, не можешь удалить из Сети. А в мобильном мире, если ты плохой продукт, то он действительно ассоциируется с вами. А Facebook этого действительно не понимал, мы говорили что-то вроде «Давайте двигаться быстро, ломать вещи, которые нам безразличны». Но потом пришло осознание, что «Ладно, если мы хотим быть успешными в мобильную эпоху, нам действительно нужно изменить не только технологии, но и нашу культуру».

Когда мы задаемся вопросом, что делает продукт превосходным, мы должны подумать, — а что делает замечательным человека?

Поэтому компания изменила свой основной девиз на просто «быстрое движение вперед», создала целое мобильное подразделение и определила его как приоритетное. Для Facebook тогда действительно речь шла о существовании. А Facebook — это один из самых инновативных бизнесов. Для более традиционных компаний (не важно, с какой сфере — будь то энергетика или рыболовство, или промышленное производство или оказание услуг) — время это делать, возможно, пришло еще вчера.

— У них еще осталось время, чтобы догнать других?

— Догнать здесь можно разными способами. Вы можете догнать, нанимая людей, разбирающихся в мобильной сфере. Можно догнать путем приобретения mobile-first компаний [компании, ставящие приоритет разработку продукта для мобильных устройств, — Ред.]. Во-вторых, вы должны быть в состоянии себе это позволить. Совсем немногие люди могут купить себе путь к мобильному миру. Поэтому вы должны приобрести ваш путь к мобильности.

Испытанием здесь становится то, что каждый раз это сопровождается изменениями в культуре компании. Приведу пример. Как я уже сказала, Facebook много рисковал; мне нужно было, чтобы он стал более умеренным — например, больше не ломать старый порядок, а просто двигаться вперед.

А сейчас возьмем в качестве примера, скажем, Мерседес — автомобильную компанию. Я не знакомилась с их стратегией, но могу представить, что с ней связан подъем Uber, Lift и каршеринговые компании, следующие в направлении понимания автомобиля как услуги. И такой подход предполагает большие риски, чем обычно: если вы предоставляете сам Mercedes, и с ним что-то случается — для вас это будет проблематично; но если вы предоставляете услугу по аренде Mercedes’а — ну, вы всегда можете как-то ее восстановить.

Поэтому вся культура компании должна стать менее подверженной рискам. Facebook больше рискует, поэтому их сотрудники имеют переизобретать себя и менять не только культуру компании, но и то, кем они являются, чем они занимаются, как много рисков на себя берут, как они рассматривают свою работу.

— Еще один мой вопрос также касается женщин в бизнесе — не только в техносфере. Как вы придерживаетесь баланса между вашей профессиональной жизнью и «умом, телом и духом»?

— Я не придерживаюсь. Это очень просто. На самом деле, я и нахожу баланс, и нет. Потому что прямо сейчас, на текущей стадии роста бизнеса, я остаюсь критическим фактором в развитии компании. Я работаю над тем, чтобы выйти из такого положения вещей, но если уж от меня зависит успех или поражение, это означает, что я не могу позволить себе потерпеть неудачу.

Потому что я им, как я сплю, как много тренируюсь — это очень критично для бизнеса. И следовательно это становится даже еще важнее лично для меня. Однако я не знаю никого, независимо от уровня успеха, кто имеет гармоничный баланс между работой и личной жизнью. Я не считаю это возможным.

— Если вы будете рассматривать себя как потенциальную инвестицию в успех компании и если вы будете рассматривать вашу личную жизнь, разум, тело и дух также как вклад в этот успех, или это поможет вам больше инвестировать в личное развитие?

 — О, вы абсолютно правы. Вы спрашиваете, это стоит того, чтобы инвестировать в себя? Сто процентов, всегда. И это является частью этой культуры переизобретения. Если я не буду изобретать себя заново или если я не буду считать нужным делать это каждые три года, в таком случае мне действительно не нужно в себя инвестировать.

Если кто-то сомневается, что вы на что-то способны — кто они такие, чтобы это делать?

Но если уж я знаю, что каждые три года я буду становиться новым человеком, иметь новую карьеру, заниматься чем-то другим, то все это требует обучения и роста. Хочу с вами чем-то поделиться: в моей компании каждый новый сотрудник получает книгу под названием Мышление роста. И в этой книге (она может быть вам знакома) говорится, что если вы совершаете ошибку — это не ошибка, а возможность чему-то научиться.

Поэтому на еженедельных встречах у нас есть минутка мышления роста. По сути, мы делимся совершенными ошибками. Но сейчас уже каждый с энтузиазмом делится своими ошибками, поскольку они уже больше думают «О, тут я чему-то научился», а не «О, это моя ошибка». Это полностью изменило нашу компанию, поскольку сейчас мы экспериментируем, пробуем и учимся, и мы делимся этими знаниями, чтобы другие люди не совершали таких же ошибок.

Технологический гений София Моатти — о том, как стать лидером в своей сфере и устранять любые барьеры

— Ух ты, это удивительно! А сейчас мы переходим к традиционной части наших интервью, которая предусматривает короткие вопросы и ответы. Первый вопрос: чем для вас является Украина, если в одном предложении?

— Я скажу несколько вещей. Исторически (я изучала русский язык и культуру), я бы сказала, что Украина, Киев является родиной России. Сейчас, возвращаясь к настоящему, мы имеем команду разработчиков с офисом в Киеве. Я была там, выступала на технологических конференциях, поэтому, по моему мнению, Украина имеет чрезвычайно большой потенциал для создания замечательных технологий.

Но сегодня вам не хватает продуктоориентированного мышления. Потому что вы знаете, как построить что-то замечательное, но не знаете, что именно. Когда вам дают что-то разработать — вы очень хорошо с этим справляетесь, но это не обязательно означает, что вы способны самостоятельно изобрести этот продукт.

— Именно для этого мы пригласили вас на сегодняшнее интервью. А что вы сейчас читаете?

— Я читаю очень интересную 800-страничную книгу по экономике под названием Командные высоты [The Commanding Heights: The Battle for the World Economy], в которой описываются различные циклы балансировки власти между правительством и частным сектором. И там фактически говорится о том, что примерно каждые 80 лет происходят изменения в этом балансе власти. Поэтому я думаю, прямо сейчас мы находимся среди этих изменений — последние 40 лет чаши весов были на стороне частных предприятий, а сейчас правительство пытается вернуть себе больше власти.

— Ого, увлекательно! А какой был лучший совет, который вы когда-либо получали?

— Лучший совет в своей жизни я получила в начале своего двадцатилетия, как раз перед переездом сюда. Моя тетя, которая была очень амбициозной, новаторской бизнесвумен, сказала: «Знаешь, если бы я была в твоем возрасте, то получала бы опыт за рубежом». И посмотрите, где я сейчас — 20 лет спустя.

— Если бы вы могли сделать питч [презентацию с целью привлечения инвестора, — Ред.] только для одного человека, то кто бы это был?

— Презентацию чего? Презентацию компании или просто встречу с кем-то?

— Я больше имела в виду презентацию компании, продукта или идеи. Возможно, у вас на примете есть личность из прошлого, будущего, какой-то герой фильма?

— Если бы сегодня у меня появилась новая идея, то она происходила бы из сферы исследования космоса. На самом деле, когда я была в Украине, я пришла на космическое предприятие в Днепре [вероятно, Моатти подразумевает украинское предприятие Южмаш, — Ред.] и мне очень понравилась вообще вся история этого места. Если бы сегодня мне пришлось выбирать карьерный путь, думаю, я бы выбрала индустрию космических исследований.

— Как выглядит ваш идеальный день?

— Это день без непредсказуемых случаев.

Источник: nv.ua


0 комментариев
Сортировка:
Добавить комментарий